Легенды города Одессы

Одесса, как, наверное, ни один город в нашем пространстве, оброс всевозможными легендами. Один только список легендарных личностей чего стоит!

Однако это тема, без сомнения,  не для статьи. И даже не для книги.

Но с самим городом, с историей его заселения, застройки и даже переименования из Хаджибея в Одессу связано столько забавно историй, что за один вечер, пожалуй, и не перескажешь.

Сложно сказать уже, что именно из этих историй достоверная правда, а что – художественный вымысел, часть городского фольклора. Однако документально подтвержденными фактом является следующее:  при постройке порта, чтобы поскорее заселить молодой город, было объявлено, что тот, кто поселится в Одессе, будет освобожден на десять лет от податей и воинского постоя и получит ссуду от казны на первоначальное обзаведение хозяйством. Первоначально Одессу населяли самые разные народности:  албанцы и греки, немцы и евреи, поляки и итальянцы.  Легче сказать, кого здесь не было, чем упомянуть тех, кто был.

Может статься, что именно  эта дикая  «смесь одежд и лиц, племен, наречий, состояний» и смешение кровей и создали феномен Одессы и предпосылки для рождения веселого нрава жителей этого города.
 В числе профессоров  первого Ришельевского лицея было несколько знаменитых ученых и чудаков. Ко вторым относился и  профессор химии, ученик известного шведского ученого И. Берцелиуса – Гаасгаген, коверкавший русский язык и уверявший лицеистов, что корабли для прочности обивают медом (вместо «медью»). 

Первая забавная история из дошедших до наших дней была связана именно со строительством Одессы: при шоссировании городских улиц укатывание щебня производилось чугунным катком громадных размеров и веса, в который впрягались двенадцать пар волов. При ненадобности этот каток оставляли где-нибудь на свободной площадке без всякого присмотра, так как утащить его было невозможно.
И вот как-то служащие Тираспольской заставы увидели, что каток выезжает за пределы города в сопровождении бессарабских молдаван. На вопрос, куда везут каток, они отвечали: «В Кишинев». После дальнейших расспросов выяснилось, что какие-то два человека уговорили молдаван, продавших в Одессе древесный уголь, отвезти каток в Кишинев за 100 рублей. Для обеспечения гарантийной доставки они взяли с молдаван задаток 25 рублей с условием, что этот залог вместе со 100 рублями будет им возвращен в Кишиневе после доставки туда катка. Обманутых молдаван заставили отвезти каток обратно на его место, а сами мужики возвращались в Кишинев с волами, кнутами и без 25 рублей.

Вторая достаточно фривольная история связанна с режимом порто-франко, который должен был способствовать процветанию города и, непосредственно, с одесской таможней.
Как известно, при порто-франко все заграничные товары не облагались пошлиной. Благодаря этому продовольственные и промышленные товары и предметы роскоши отличались дешевизной. Это привлекало в Одессу богатых людей со всей России. Благоденствовали и рабочие, заработки которых были до того велики, что некоторые биндюжники прикуривали рублевыми бумажками, а один подгулявший биндюжник – даже десятирублевкой.
При вывозе из города иностранных вещей, не бывших в употреблении, на таможне взимали пошлину. Самой неприятной таможней была Херсонская при надзирателе Педашенко, отличавшемся грубым обращением с проезжающими. Но в оправдание своего поведения он всегда представлял отобранные предметы, которые обманным путем пытались провезти, как контрабанду.
Чаще всего попадались женщины. Одна спрятала под платьем небольшие стенные часы. К ее несчастью, во время досмотра они стали бить двенадцать раз, чем и выдали контрабандистку.
Другая подвесила куда-то целую головку сахара. Шпагат, которым сахар был привязан к телу, оборвался в таможне, и головка грохнула на пол из-под юбки.
Иногда попадались дамы, обматывавшие свое тело материей или кружевами. Поэтому надзиратель Педашенко позволял себе без всякой церемонии щупать толстых женщин, допрашивая их: «А що це у вас – натуральнэ, чи фальшивэ?» 
 
Сотни легенд ходят о бандитской Одессе, причем большой ошибкой было бы полагать, что Одесса была таковой после войны: гремела она если не на всю Российскую Империю, то на всю Украину точно своими кражами и хулиганскими выходками некоторых горожан еще до революции. Так, когда-то на бульваре у подножия памятника Дюку де-Ришелье стояла медная сигнальная пушка. В один из дней пушка исчезла. Все старания полиции найти ее были тщетными. Позже стало известно, что пушку распилили на части и медь употребили в дело. Полиция и градоначальник были в отчаянии от этого скандального происшествия. Через некоторое время после этого случая к градоначальнику на прием попросился из тюремного замка арестант для секретного разговора. Случаи, когда арестанты сообщали какую-нибудь тайну лично градоначальнику без свидетелей, уже бывали и раньше. Арестант – опасный преступник в цепях – был приведен в кабинет градоначальника под конвоем. Он заявил, что может указать свидетеля, который видел, кто и когда уворовал пушку. За открытие «секрета» он потребовал 5 рублей. Градоначальник согласился и приказал полицмейстеру отправиться вместе с арестантом туда, куда тот укажет.
Арестант привел полицию на бульвар и, как на свидетеля кражи, указал на Дюка де-Ришелье, у ног которого раньше стояла пушка. Градоначальника вначале охватил гнев, но потом он расхохотался и выдал остроумному и находчивому арестанту 5 рублей.

Не меньше курьезов связано и с другой, более приглядной стороной жизни города: театральной. В 1848 году в Городском театре ставили оперу «Эрнани». Главные роли Эрнани и Эльвиры исполняли молодые, красивые, с восхитительными голосами и страстной игрой артисты, приведшие публику в неописуемый восторг. Крикам и аплодисментам не было конца. В последнем действии, когда старик Сильва протрубил в рог – сигнал, по которому Эрнани поклялся лишить себя жизни, и тот стал прощаться с Эльвирой, восторг и напряжение публики дошли до предела. В зале послышались рыдания. Градоначальник – добрый и мягкосердечный человек – до того расчувствовался, что не мог перенести подобного финала и сгоряча крикнул на весь зал полицмейстеру, чтобы тот немедленно отправился на сцену и не допустил Эрнани до самоубийства.
Достоверность второй истории вызывает гораздо большие сомнения, однако она была очень популярна в студенческой среде в дореволюционное время: в одесском театре появилась русская оперная труппа, в которой дебютировала знаменитая впоследствии артистка Лавровская. В опере «Жизнь за царя» она произвела такой фурор, что после спектакля публика выпрягла из ее кареты лошадей и, впрягшись в упряжку, повезла актрису в «Петербургскую» гостиницу. Коренными в этой упряжке были градоначальник и городской голова, а пристяжными – полицмейстер и какой-то студент. Сзади карету подталкивали студенты.

О находчивости одесситов легенды ходят до сих пор, однако особо отличались офицерские чины и чиновники:  один из посетителей знаменитого в свое время трактира-ресторана на Дерибасовской, принадлежавшего купцу Алексееву – адъютант генерал-губернатора – частенько туда заглядывал и задолжал большую сумму. Алексеев долго ждал уплаты, просил, терпел, наконец, не выдержал и поехал к генерал-губернатору жаловаться на его подчиненного. В приемной встретил его адъютант, постоянно дежуривший здесь.
- Куда? – спросил он посетителя.
- Да вот, пришел жаловаться на вас его превосходительству.
В это время Анненков вышел в приемную. Узнав Алексеева, он кивнул ему и спросил о причине посещения. Но адъютант, опередив жалобщика, подскочил к генералу и бойко доложил, что Алексеев явился к его превосходительству с покорнейшей просьбой сделать честь пожаловать к нему на блины.
- С удовольствием, с удовольствием, - ответил Анненков и повернулся к другим посетителям.
Сконфуженный и озадаченный Алексеев ретировался. Тогда подбежал к нему адъютант и, провожая его до дверей, сказал: «Вот тебе урок, как на меня жаловаться! Если еще раз вздумаешь жаловаться, то блинами не отделаешься – я приглашу генерала со всей его свитой на обед».

Не потеряла Одесса своего колорита и в советские времена: на улице Водопроводной около знаменитой «Чумки» был установлен плакат с призывом: «Догоним и перегоним Америку», а дальше, за железнодорожным мостом, ГАИ предостерегала: «Не уверен – не обгоняй», а в  артиллерийском училище был вывешен модный тогда плакат: «Наша цель – коммунизм».

 В современной нам с вами Одессе многие события и личности канули в лету, однако рано, еще рано говорить о том, что Одесса уж не та.  Главная особенность Одессы, то, что выделяет ее из толпы других безликих, обветшалых украинских городов – ее гордость – ее архитектура – в ней же сохранилась. Не вся, частично, местами уступая натиску современных зданий, Одесса все же сохранила свой колорит, свой неповторимую прелесть улочек, в которых так и тянет заблудиться.

Нравится

Источник: 



Про Одессу
Добавить эту страницу в избранное

Одесса, легенды, предания, история



Новости Одессы Одесса, история Погода Одесса Достопримечательности Одессы
Знаменитые одесситы Одесса фото Вузы Одессы Про Одессу
Песни про Одессу Обратная связь Карта сайта Одесса, памятники


Rambler's Top100